Предмет размышлений современных правоведов по поводу совершенствования законодательства о банкротстве касается почти исключительно несостоятельности предприятий, несмотря на то что в Федеральный закон от 26 октября 2002 г. «О несостоятельности (банкротстве)» включены нормы о несостоятельности физических лиц, не являющихся предпринимателями. Видимо, это объясняется тем, что глава 10 Закона — о банкротстве граждан — не действует до вступления в силу федерального закона о внесении соответствующих изменений и дополнений в федеральные законы. Но тем не менее законодатель сделал первый шаг на пути регулирования потребительского банкротства. Еще в дореволюционный период возникла потребность обозначить и подразделять торговую и неторговую несостоятельность, что позднее нашло свое отражение в Уставе 1800 г.

Конкурсное право советского периода не признавало неторговой несостоятельности. Лицо, не занимающееся в виде промысла торговой, промышленной или кустарной деятельностью, не имеющее торгового или промышленного предприятия, не могло быть объявлено несостоятельным, и поэтому при наступлении неоплатности и при обращении взысканий со стороны кредиторов применялись ст.101 ГК РСФСР, ст.266 ГПК РСФСР.

Российское законодательство до недавнего времени тоже не признавало «неторговую» несостоятельность. В частности, Федеральный закон 1992 г. «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» устанавливал признание несостоятельными юридических лиц и граждан-предпринимателей. Гражданским кодексом 1994 г. предусмотрена возможность признания несостоятельными физических лиц — индивидуальных предпринимателей, но не физических лиц, не ведущих предпринимательскую деятельность. И только Федеральный закон от 8 января 1998 г. «О несостоятельности (банкротстве)» включил главу 9, регламентирующую несостоятельность (банкротство) граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями. Аналогичные положения включены (гл.10) в одноименный Закон 2002 г.

В настоящее время большинство зарубежных законодательств о несостоятельности содержат нормы, регулирующие несостоятельность физического лица — непредпринимателя.

В Германии вступившее в силу с 1 января 1999 г. Положение о несостоятельности (Insolvenzordnung) допускает открытие судебного производства в отношении физических лиц, не осуществляющих предпринимательскую деятельность, а также когда масштабы их деятельности незначительны (_ 304 — 312; дословно — «производство по делу потребителей»).

В соответствии с Конкурсным законом Швеции от 11 июня 1987 г. N 672, образующий отдельный раздел шведского Свода законов, субъектом несостоятельности может быть физическое лицо независимо от предмета деятельности и коммерческого статуса.

В Австрии судебный состав должников определяется Законом о несостоятельности 1977 г. N 324 в редакции 1982 г. N 370, по которому несостоятельными могут быть признаны физические лица.

В России необходимость применения института несостоятельности к гражданам, не являющимся индивидуальными предпринимателями, обусловлена рядом социально-экономических факторов.

Прежде всего, это рост потребительского кредитования в основном за счет расширения сферы предоставления кредитов. Теперь, например, можно взять солидный кредит на покупку дорогой бытовой техники или мебели, на строительство жилья и обучение.

Согласно статистическим данным Центрального банка ставки по рублевым и валютным кредитам для физических лиц с июля 1999-го по июль 2002 г. значительно снизились, что вызвало рост объема кредитов для физических лиц. Начиная с апреля 2000 г., граждане России стали гораздо чаще брать ипотечные кредиты.

Кроме того, банки развивают программы потребительского кредитования. Так, на развитие ипотеки в России Программой инвестиционного фонда «США — Россия» (TUSRIF) выделено 100 млн долл. Кредиты выдаются на десять лет под 11 — 15% годовых в валюте. По этой программе работают Инвестиционная банковская корпорация, Международный промышленный банк, Инвестсбербанк, банк «Российский капитал», Первый ОВК, Рост-банк, Пробизнесбанк, Фора-банк. Некоторые кредитные учреждения разработали собственные программы. Так, под 10% годовых в валюте на десять лет выдает кредиты Собинбанк. Сбербанк Москвы выдает кредиты на 15 лет, ставка составляет 13% годовых в валюте.

Нет ничего удивительного в том, что происходит рост потребительского кредита. Покупка квартир, земельных участков, машин и даже обучение становятся дорогостоящим вложением, требующим высокого стабильного дохода, который имеется не у всех или его источник в силу обстоятельств может внезапно иссякнуть. В настоящее время спрос на товары длительного пользования сдерживается низкими темпами роста зарплат. А между тем темпы роста промышленного производства намного выше, и для того чтобы предотвратить кризис перепроизводства, необходимо стимулировать спрос. Поэтому следует ожидать от банков предложений новых вариантов потребительских кредитов.

Оживление на рынке ипотечного кредитования произошло под влиянием нескольких факторов. После президентских выборов 2000 г. политическая и экономическая ситуация в стране стабилизировалась. Доходы у части населения хоть и медленно, но растут. Увеличивается количество граждан, предпочитающих брать кредиты. В результате с начала 2000 г. все банки, работающие в секторе ипотечного кредитования, заключили большое количество договоров.

Но не все граждане, взявшие кредит, смогут своевременно и в полном объеме возвратить полученные суммы. А значит, все острее и масштабнее встанет проблема расчета должника со своими кредиторами.

С расширением потребительского кредита потребительская экономика периодически будет давать сбои. По мере его роста одновременно будет повышаться уязвимость потребителей. Такая перспектива подсказывает единственный логический выход — применение процедуры банкротства.

Следует подчеркнуть и социальный аспект необходимости введения института банкротства граждан. Ведь освобождение от обязательств не только справедливо и человечно по отношению к самому должнику, но и представляет государственный интерес: не оставлять навсегда должника в рабской зависимости из-за его долгов, а восстанавливать его активность в социальной и экономической жизни.

Среди причин, обусловивших необходимость введения института банкротства граждан, нельзя не отметить и то, что Гражданский кодекс, предусматривая субсидиарную или солидарную ответственность физических лиц по долгам юридических лиц, тем самым требует введения и действия института банкротства граждан, не являющихся предпринимателями. Так, абз.2 п.3 ст.56 ГК РФ установлен особый случай субсидиарной ответственности по обязательствам юридического лица учредителей (участников), собственников имущества юридического лица или других лиц, которые вправе давать обязательные для этого юридического лица указания или иным образом имеют возможность определять его действия при недостаточности имущества юридического лица. В соответствии с постановлением Пленумов ВСРФ и ВАС РФ N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»*(3) в число лиц, на которых в предусмотренных законодательством случаях может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам банкрота — юридического лица, включаются, в частности, лица, имеющие в собственности или в доверительном управлении контрольный пакет акций общества — банкрота, собственник имущества унитарного предприятия, давшие обязательные указания или совершившие иные действия, вызвавшие банкротство юридического лица.

Гражданский кодекс предусматривает и иные случаи, когда по обязательствам юридического лица солидарную или субсидиарную ответственность несут другие лица. Так, участники полного товарищества и полные товарищи в товариществе на вере солидарно несут субсидиарную ответственность (ст.399) по обязательствам своего товарища (ст.75, 82). Субсидиарную ответственность учредителей (участников) юридического лица предусматривают также п.2 ст.68, п.1 ст.95, п.2 ст.107, п.4 ст.121.

Непременным условием для формирования научно обоснованных выводов и предложений относительно эффективной работы института несостоятельности применительно к потребительскому банкротству в Российской Федерации является их разработка с учетом достижений мировой науки и опыта передовых стран.

В США банкротство потребителя — довольно распространенное явление: из 800-900 тыс. ежегодно рассматриваемых судами дел по банкротству, более 92% составляют дела, связанные с банкротством частных лиц. В Канаде из 100 тысяч дел о банкротстве 80% занимают дела о банкротстве граждан — потребителей.

Процедура несостоятельности (банкротства), применяемая к потребителю, должна быть построена не только как процесс коллективного удовлетворения кредиторов, но и, бесспорно, как инструмент правовой защиты должников, возможность их освобождения от уплаты долгов. В странах свободного предпринимательства действует этико-правовой постулат несомненной очевидности: каждый после экономической неудачи должен иметь право начать все с начала, поскольку, как отмечал еще Адам Смит, «банкротство, пожалуй, представляет собой величайшее и самое унизительное бедствие, какое может постичь невинного человека».

Множество факторов могут стать причинами банкротства. Среди них надо различать внутренние причины, связанные с ошибками и упущениями самого должника (членов его семьи и т.п.), и внешние, возникающие независимо от действий должника; причем, по мнению экономистов, в условиях переходной экономики внешние факторы превалируют над внутренними.

К внешним факторам относятся инфляция, изменение банковских процентных ставок и условий кредитования, налоговых ставок, изменение условий в отношении собственности и аренды, в законодательстве о труде и др. Причем одни из них могут стать причиной внезапного банкротства должника, другие накапливаются медленно, но неумолимо ведут должника к банкротству.

Разумеется, не менее действенным будет влияние внутренних факторов. Так, по оценкам западных экспертов наиболее распространенными причинами потребительского банкротства являются перетраты по кредитным карточкам, бесхозяйственность персональных финансов, разрыв брака и бракоразводные процессы, расходы на иные судебные процессы, юридические, медицинские счета, потеря работы, снижение заработной платы, трудности с бизнесом.

За рубежом (в Канаде, США, Германии и др.) проблема потребительского банкротства вызывает серьезную озабоченность в обществе. Создаются комиссии по изучению дел о банкротстве, разрабатываются совместные проекты по контролю банкротств в потребительской сфере, проводятся конференции, посвященные совершенствованию процедуры потребительского банкротства, создаются ассоциации адвокатов, специализирующиеся в области потребительского банкротства и т.д. Специалистами во всем мире разрабатываются предложения по освобождению от обязательств.

Так, теория сотрудничества с должниками была первым главным обоснованием, предложенным для самого первого Закона об освобождении от обязательств в Англии и акта 1800 г. о банкротстве в США. Теория сотрудничества с должником используется с успехом в действующем Законе США о банкротстве.

Теория сотрудничества с должниками оправдывает освобождение от обязательств как «приманку, раскачивающуюся перед должниками», которые были замечены в финансовых нарушениях, для их побуждения к сотрудничеству с попечителями и кредиторами в рамках дела о банкротстве — в локализации, сборе активов и распределении их между кредиторами. Если должник соглашается на такое сотрудничество, тогда освобождение от обязательств предоставляется, если нет — отклоняется. Согласие должника благоприятствует кредиторам за счет увеличения размера имущества, имеющегося в наличии для распределения.

Данная теория может оправдать освобождение от обязательств только в отношении законопослушного должника и не распространяется на мошенников, совершающих злонамеренное и предумышленное причинение вреда или кражу.

В другой теории — социальной полезности — дополнительным основанием для освобождения от обязательств безнадежно обременительных долгами частных лиц является то, что это полезно для общества в целом, хотя и не отвечает интересам кредиторов по данному делу.

Теория социальной полезности включает несколько аспектов. Во-первых, освобождение должника от его прошлых долгов вдохновляет должника стать производительным членом делового сообщества. И наоборот, обремененный долгами должник имеет мало стимулов к трудовой деятельности, так как кредиторы могут отобрать плоды его деятельности. Джон Тайлер писал: «Нищета и бедность повлекли крушение жизненных планов огромного числа наших сограждан, ставших безнадежными банкротами, чья энергия, как умственная, так и физическая, в связи с тяжелой ношей долга душила их, и они фактически потеряны для страны».

Второй аспект можно назвать аргументом «общественного строя». Существование большого количества должников приводит к социальным и политическим волнениям и ложится финансовым бременем на остальное общество, которое в какой-то мере должно поддерживать должников и их семьи. Если обнищавшие должники вызывают социальные неурядицы, удерживание их в бедности станет причиной крупной социальной проблемы. Общество должно сопоставить социальную полезность с устрашением или наказанием некоторых типов должников. Самым простым решением этой проблемы будет уничтожение проблемы класса должников, т.е. их долгов.

Известна и гуманистическая теория. Суть ее в следующем: главным аргументом для освобождения от обязательства при банкротстве является гуманность освобождения безнадежно обремененных долгами частных лиц от их долгов. Эта теория фокусирует внимание на необходимости признать внутреннюю самоценность индивидуального должника и облегчить его участь, серьезно подрываемую гнетущими долговыми обязательствами. Освобождение должника от его долгов помогает восстановить чувство самоценности должника. Общество в этом случае ставит выше остальных общечеловеческие ценности.

Конечно, неудовлетворенные кредиторы могут спросить, почему именно они должны принять на себя основную тяжесть этой реформы благотворительности. Ответом является то, что кредиторы могли избежать кризиса неплатежеспособности их должника, если бы тщательней продумали схему предоставления кредита. Разумеется, не все кредиторы заслуживают порицания. Многие кредиторы, несомненно, очень предусмотрительны в предоставлении кредита, и тем не менее те, кто осуществляет бизнес, расширяя кредит, должны быть заранее уведомлены и о правилах, установленных законом и обществом в случаях банкротства.

Теория систематического предоставления чрезмерных займов пытается объяснить, почему существует право на освобождение от обязательств и почему заранее не налагается запрет на реализацию этого права, если существует проблема систематических чрезмерных займов. Подобное происходит вследствие отсутствия контроля со стороны должников, которые не могут сами себе эффективно воспрепятствовать и не брать слишком много в долг. Отсутствие отказа в праве освобождения от обязательств является стимулом для должника чаще прибегать к займам. Многие частные лица систематически недооценивают возможный риск того, что они окажутся неспособны погашать свой текущий уровень расходования кредита в будущем. Признавая этот факт, члены общества разумно ограничивают неблагоприятные последствия согласием на списание части долгов, причем это правило должно применяться ко всем должникам.

Таким образом, главный вопрос, лежащий в основе всех названных теорий, предпочтительнее ли принять подход с чрезмерным учетом внешних обстоятельств, недоучетом их или точно рассчитанным учетом внешних обстоятельств.

Подход с чрезмерным учетом внешних обстоятельств предполагает предоставление должникам преимуществ освобождения от обязательств больше, чем это необходимо; подход с недоучетом внешних обстоятельств дает противоположный эффект. По точно выверенному подходу освобождение от обязательств должникам должно предоставляться, видимо, с некоторыми исключениями в освобождении от обязательств, к чему и должно стремиться законодательство о банкротстве.

Освобождение от обязательств и исключения из него могут регулироваться разными нормативными актами. Для разработки последовательной правовой политики в области освобождения от долгов требуется взвешенный и сбалансированный учет различных факторов.

Итак, с развитием рыночной экономики возрастает уровень потребления, граждане-потребители являются участниками самых различных правоотношений и нередко имеют значительный объем обязательств и кредиторов. Поэтому в настоящее время для урегулирования таких долгов законодательством ряда стран, в том числе России, предусмотрено применение по отношению к гражданам, не являющимся предпринимателями, процедур несостоятельности. Рыночная экономика не может эффективно функционировать при отсутствии законодательства, охраняющего экономический оборот от негативных последствий действий некоторых его участников, проявляющихся в неисполнении ими принятых на себя обязательств, в их неплатежеспособности. Поэтому введение института банкротства граждан крайне необходимо для стабильного экономического развития, так как в настоящее время большинство экономических программ развитых государств основывается на стабильном росте уровня потребления, который, в свою очередь, обеспечивается развитием потребительского кредитования, включением в число субъектов несостоятельности граждан, не являющихся предпринимателями. Институт банкротства может и должен стать важным инструментом снятия социальной напряженности для гражданина, обремененного чрезмерными долгами, путем предоставления ему частичного освобождения от обязательств в предусмотренной законом форме.